lux ferus
Земную жизнь пройдя до половины, я очутился в сумрачном лесу...
- Не знай, как велика надменность любви недрогнувшей моей.
- Полозкова?
- Берггольц!

Она не знает классики, которую нельзя забывать. Впрочем, я, пожалуй, не знаю современников.